Военные действия России создают победителей и проигравших среди корпораций

Военные действия России создают победителей и проигравших среди корпораций

…и огромную волатильность.

Большинство международных компаний могут прожить без российских клиентов. Прожить без российских товаров будет гораздо сложнее. 15 марта Европейская комиссия объявила о новых экономических ограничениях в отношении России, включая запрет на экспорт европейских предметов роскоши и автомобилей — в конце концов, понятие "предмет первой необходимости" может несколько отличаться для олигархов. Но объявление также включало запрет на стальную продукцию из России. Возможно, будут введены и другие подобные ограничения на российский экспорт.

Компании с трудом справляются с последствиями вооруженного конфликта на Украине. Первой реакцией тех из них, у кого есть бизнес в России, было поспешное бегство. По некоторым данным, около 400 компаний объявили о своем уходе из России, испугавшись юридических и репутационных рисков. Теперь руководители сталкиваются с другой, более серьезной проблемой. Это касается не их бизнеса в России, а цепочек поставок, выходящих за ее пределы, и других сопутствующих эффектов. По мере того, как военные действия продолжаются, корпорации делятся на победителей и проигравших, и все это сопровождается огромной волатильностью.

Есть два фактора, которые усугубляют потрясения в цепочках поставок, из-за чего компаниям особенно трудно справиться с ними. Первый — это широкий спектр товаров, производимых Украиной и Россией. Эти две страны вместе поставляют 26% мирового экспорта пшеницы, 16% кукурузы, 30% ячменя и около 80% подсолнечного масла и муки крупного помола. Украина поставляет около половины мирового объема неона, используемого для травления микросхем. Россия занимает третье место по добыче нефти и второе по объему добываемого газа, а также является главным экспортером никеля, используемого в автомобильных аккумуляторах, и палладия, используемого в выхлопных системах автомобилей, не говоря уже об экспорте алюминия и железа. Даже в отсутствие официальных санкций в отношении большинства российских товаров западные торговые компании все чаще стараются избегать их, опасаясь юридических рисков.

Вторым осложняющим фактором являются резкие колебания рынка. Цена на нефть марки Brent подскочила до 128 долларов за баррель 8 марта, а через неделю опустилась ниже 100 долларов, поскольку Китай объявил о новых коронавирусных ограничениях, а инвесторы ожидали повышения процентной ставки Федеральной резервной системой США 16 марта. Лондонская биржа металлов приостановила торги никелем 8 марта после того, как его цена превысила рекордные $100 000 за тонну. Когда 16 марта торги возобновились, технические проблемы заставили биржу снова приостановить торги.

В целом американский фондовый рынок вернулся примерно к тому уровню, на котором он был до начала конфликта. Но несколько отраслей извлекают выгоду из этой суматохи — от производителей оружия и новостных каналов до юристов, помогающих фирмам в соблюдении санкций. Больше всего выигрывают сырьевые компании, особенно за пределами России (см. график).

Военные действия России создают победителей и проигравших среди корпораций
Oil & Gas — Нефть и Газ; Global Mining — горнодобывающая промышленность; Food, Beverage & Tobacco — Еда, Напитки и Табак; Autos & Parts — Автомобили и Детали

Фондовый индекс американских компаний, занимающихся фрекингом (гидравлический разрыв пласта), которые выигрывают от высоких цен на нефть и европейского спроса на сжиженный природный газ, с 23 февраля по 10 марта вырос на одну пятую. Несмотря на снижение цен на нефть, он остается на 9% выше уровня, наблюдавшегося до вторжения. Горнодобывающие и металлургические компании (за исключением российских), в целом, демонстрируют хорошие результаты, чему способствует рост цен на металлы. Цены на акции US Steel и Tata Steel со штаб-квартирами в Питтсбурге и Мумбаи выросли на 38% и 11% соответственно со дня, предшествовавшего началу конфликта. Bunge и ADM — две крупные торговые компании, специализирующиеся на перераспределении потоков зерна, — также опередили рынок.

Военные действия затрагивают не все сырьевые компании в равной степени. Крупная горнодобывающая компания Rio Tinto объявила 10 марта, что она откажется от совместного предприятия с Русалом — гигантским российским производителем алюминия. Резкий рост цен на электроэнергию, вызванный стремительным ростом цен на природный газ, 40% которого Европа получает из России, заставил некоторых испанских металлургов сократить производство.

Дорожающее сырье является более распространенной проблемой для секторов, расположенных дальше по цепочке добавленной стоимости. Как раз в тот момент, когда авиакомпании готовились к взлету в связи с ослаблением ограничений на поездки, введенных из-за пандемии, они получили удар в виде растущих цен на топливо. Норвежский производитель удобрений Yara International заявил 9 марта, что стоимость природного газа заставила его сократить производство на двух заводах в Европе.

Автопроизводители, которые еще не оправились от перебоев в поставках, вызванных пандемией, сталкиваются с новыми проблемами. Два немецких гиганта — Volkswagen и BMW — сократили производство в Европе, поскольку они ищут новых производителей жгутов, связывающих километры электрических проводов в их автомобилях, чтобы заменить вышедших из строя украинских поставщиков. Банк Morgan Stanley считает, что 67-процентный скачок цен на никель перед прекращением торгов привел к увеличению средней стоимости американских электромобилей примерно на 1000 долларов.

Габриэль Адлер из банка Citigroup отмечает, что автопроизводителям до сих пор удавалось успешно перекладывать свои расходы на потребителей. Tesla — американская суперзвезда в мире электромобилей — в этом месяце подняла цены; руководитель компании Илон Маск пожаловался в Twitter на "существенное инфляционное давление на сырье и логистику, проявившееся в последнее время". Такой возможности регулирования цен можно позавидовать. Но и у нее есть свои пределы. В какой-то момент люди не захотят мириться с дальнейшим ростом цен.

В некоторых случаях потребители начинают упираться. Американские продовольственные компании уже несколько месяцев повышают цены, чтобы компенсировать рост затрат на энергоносители, транспортировку и ингредиенты. Однако они не смогли поднять их достаточно быстро, чтобы сохранить прибыльность. Необходимость согласовывать цены с продуктовыми магазинами ограничивает их возможность требовать повышения цен, когда они того пожелают. Продуктовые магазины, в свою очередь, испытывают давление со стороны покупателей. Роберт Москоу из банка Credit Suisse отмечает, что в прошлом году потребители были готовы терпеть рост цен на продукты питания. Но влияние вооруженного конфликта на цены происходит в тот момент, когда их терпение истощается — особенно в Америке, где инфляция достигла максимального уровня за последние 40 лет.

"Сейчас каждая продовольственная компания наверняка начинает нервничать из-за того, что они слишком наседают на потребителя", — говорит г-н Москоу. По мере того, как стоимость производственных ресурсов продолжает расти, становится все более вероятным, что компании будут вынуждены выбирать между сокращением прибыли и снижением спроса".

Оцените статью
Финансовый эксперт
Adblock
detector