«Страна девяти дефолтов»: как Аргентина балансирует между социализмом и капитализмом

Аргентина – пример крайне неудачной экономической политики, считают российские и западные эксперты. Она перенесла девять дефолтов и до сих пор расплачивается по долгам. При этом в первой половине XX века страна была на четвертом месте по уровню развития в мире.

«Путь к перонизму»

«История злоключений» Аргентины началась после избрания президента Хуана Перона в 1946 году, говорят историки. До этого Перон служил военным атташе в Италии времен Муссолини, и ему понравились многие идеи диктатора.

Придя к власти, Перон начал жесткие реформы, направленные на национализацию предприятий и повышение уровня жизни аргентинцев. Высоких зарплат добивались за счёт давления на бизнес: если предприятия не повышали зарплаты, местные профсоюзы объявляли забастовки. Правительство перонистов поддерживало рабочих.

Это подорвало экономический рост страны. Протекционизм спровоцировал инфляцию и опустошил казну. Бюджетный дефицит Аргентина компенсировала, занимая деньги за границей.

Президента Перона свергли в 1955 году, но он вернулся к власти в 70-е годы после смены ряда правительств. В 1974 году Хуан Перон умер, его место заняла супруга Исабель Перон. Армия не поддержала женщину-президента, в стране случился переворот, и почти 10 лет Аргентина жила при военной диктатуре.

Диктатор Леопольдо Галтьери в 80-е годы вступил в конфликт с Великобританией. Он говорил, что преодолеть экономический кризис поможет аннексия Фолклендских островов. Британцы захватили их в середине XIX века, и многие аргентинцы считали это исторической несправедливостью. 

В ответ на действия Аргентины Британия направила в Атлантику войска. Аргентинская армия капитулировала, а Галтьери сложил полномочия. К началу 90-х к власти вернулись перонисты. Президентом стал Карлос Саул Менем, министром экономики – Доминго Кавальо.

«Токсичная» либерализация экономики

Правительство вернулось к экономической политике Перона и за 10 лет привело Аргентину к дефолту. Экономисты называют целый ряд ошибочных решений, из-за которых к началу 2000-х страна не смогла расплатиться по долгам:

  • резкая либерализация инвестиций и рынков – Аргентина стала зависимой от иностранных вкладчиков;

  • увеличение социальных расходов в ущерб развитию экономики;

  • привязка аргентинского песо к доллару по курсу 1:1, из-за которой платежный баланс страны стал дефицитным;

  • «долларизация» вкладов и кредитов;

  • отказ от административного давления на банки;

  • пренебрежение экспортом, который мог бы финансировать госдолг. 

За дефолтом – дефолт

В начале нулевых годов Аргентина испытала экономический кризис. Причины называются разные: это и системные проблемы аргентинской экономики, и слишком высокий уровень долговой нагрузки, многие также обвиняют МВФ, который в критический момент отказал в рефинансировании. 

Другие причины – общемировый экономический спад и кризисы в Юго-Восточной Азии и России. 

В ноябре 2001 года страна не смогла расплатиться по своим облигациям. Общая сумма долга составила $95 млрд. В следующем месяце власти ввели ограничения на снятие наличных с банковских счетов – не более $250 в неделю. Правительство по сути конфисковало средства частных пенсионных фондов и при этом не выплатило людям пенсии. Это вызвало волну массовых беспорядков и мародерств.

Что было дальше?

В 2001 году Аргентина попросила провести реструктуризацию долга. Процесс этот шел в два этапа – с 2005 по 2007 гг. В общем и целом на условия реструктуризации согласились 93% облигационеров. Аргентина обменяла старые облигации на новые с очень хорошей скидкой – в районе 75-79% номинала.

Однако 7% держателей облигаций не пошли на невыгодные условия и обратились в суд. Среди этих в основном были хедж-фонды, специализирующиеся на выкупе плохих долгов за бесценок. Их еще называют фондами-стервятниками. 

Что это за фонды? 

Ключевые игроки: NML Capital и Aurelius Management. Также в СМИ назывались имена еще нескольких фондов: Elliott Capital Management, Montreux Equity Partners, Dart Management, Bracebridge Capital, Davidson Kempner Capital Management.

Что решил суд?

Спустя много лет, в 2012 году, два фонда — NML Capital Limited и Aurelius Capital Management — наконец-то добились своего. Суд Нью-Йорка в лице судьи Томаса Гриессы, которого теперь люто ненавидят в Аргентине, вынес решение: выплатить истцам полную сумму долга по облигациям вместе с накопленными процентами. Общая сумма к выплате составила $1,3 млрд. При этом, чтобы обеспечить равные права всем держателям облигаций, суд запретил перечислять средства каким-либо другим держателям облигаций до исполнения судебного решения.

Аргентина назвала фонды вымогателями и принципиально отказалась от выплат. Но в 2014 году решение судьи Гриессы подтвердил уже Верховный суд США. И на этот раз сумма к выплате составляла уже $4 млрд, с учетом набежавших процентов и пеней.

Заморозка платежа

Аргентина, несмотря на решение суда, все-таки рискнула и решила перевести платеж в размере $539 млн держателям реструктурированного долга — ведь их большинство. Но банк The Bank of New York Mellon, руководствуясь решением суда, «заморозил» платеж Аргентины.

Вот так и произошел дефолт.

Почему Аргентина решила не платить хедж-фондам?

Сумма в $1,3 млрд была вполне подъемной для Аргентины, но страна заняла принципиальную позицию. Почему? 

Во-первых, это создало бы прецедент для других инвесторов, которые не согласились на реструктуризацию.  

Во-вторых, один из пунктов соглашения о реструктуризации предполагал следующее: если более позднее урегулирование долга проходит на более выгодных для инвесторов условиях, то все предшествующие расчеты также могут быть пересмотрены.  То есть, держатели облигаций, согласившиеся в 2005 году на 30%-ный номинал, увидев, что хедж-фонды получили все 100% и даже больше, вполне могли претендовать на пересмотр условий реструктуризации. В итогу, по подсчетам Аргентины, общая сумма всех претензий могла превысить $120 млрд.

Срок действия этого условия должен был истечь в конце 2014 года. Но после этого эпопея с хедж-фондами все равно продолжилась.  Аргентина предлагала хедж-фондам выкуп облигаций в рассрочку, но те отказались. В итоге до конца неизвестны все детали этого кейса. Вроде как банки Citibank, JP Morgan Chase и HSBC выкупили активы фондов-стервятников. 

Какие были последствия?

На какое-то время, до 2016 года, Аргентина потеряла доступ к мировому рынку долга. Но все равно вернулась. 

Правда, заимствования для нее теперь стоят дороже — более 10% годовых в долларах. в 2017 году Аргентина даже умудрилась разместить 100-летние еврооблигации с купоном 7,5% годовых на сумму $2,75 млрд. Да, это не очень много для страны, но спрос превысил предложение в три раза.

МВФ тоже не перестал выдавать стране кредиты. Правда, действия МВФ недавно раскритиковал Алексей Можин, российский исполнительный директор в МВФ. Он обвинил организацию в том, что программы кредитования Аргентины за 2018-2019 гг. были направлены на финансирование оттока иностранного капитала из страны. Фактически, средства пошли на погашение кредитов частных инвесторов, в основном американских инвестиционных фондов. По итогу, страна осталась у разбитого корыта с еще бОльшим долгом. 

В итоге в мае 2020 года, в разгар пандемии, страна допустила очередной технический дефолт.  

Все последние годы в стране бушует огромная инфляция, а треть населения живет за чертой бедности. 

Как относиться к фондам-стервятникам?

Большинство международных организаций относятся негативно к такому виду финансово-юридической деятельности. Среди них: МВФ, Всемирный Банк, ООН. С другой стороны, действия таких фондов принуждают суверенных должников нести ответственность по своим обязательствам. Ведь шантаж дефолтом с последующей невыгодной для инвесторов реструктуризацией — стратегия, к которой регулярно прибегает Аргентина — тоже не самое честное поведение.   

Чем живёт Аргентина?

Аргентина – четвертая страна Латинской Америки по запасам нефти. Однако она почти не занимается экспортом энергоносителей. Три государственные нефтегазовые компании (YPF, Enarsa, Pluspetrol), а также независимая Bridas, работают в основном на внутренний рынок. 

На экспорт отправляют сельхозтовары: корма для животных, злаки, готовые продукты питания. Импортируют нефтепродукты и органическую химию, а также высокотехнологичную электронику. 

За последние 5 лет годовая инфляция в Аргентине не опускалась ниже 20%, а с 2020 года подскочила до 50%. Цена доллара поднялась с 27 песо в 2018 году до 110 песо в 2022-м. На чёрном рынке американская валюта стоит в полтора-два раза больше. Уровень безработицы около 11,5%.

Власти не могут справиться ситуацией из-за структурных экономических проблем, считают эксперты Аналитического центра при правительстве РФ.

Но аргентинцы привыкли. Высокая инфляция – небольшая цена за бесплатную медицину и вузы, в том числе для иностранцев, говорят россияне, живущие в Аргентине. 

Работодатели постоянно индексируют зарплаты, в том числе под давлением профсоюзов. Рост цен почти не беспокоит людей. 

В прошлом году аргентинцы получали около $430 по официальному курсу.  Аренда однокомнатной квартиры стоила $200 – 500. Для аргентинцев жильё было вдвое дешевле благодаря «банковской гарантии» – так власти борются с желанием людей держать деньги наличными. Коммуналку и аренду поднимают на 15% раз в полгода, чтобы компенсировать инфляцию.

В стране работают LG, Samsung, Google и IBM. Корпорации стараются вывезти лучших специалистов за рубеж: в Аргентине нужно платить до 140% налогов за каждого сотрудника. Из-за этого промышленные товары из Аргентины достаточно дорогие.

Еда в пересчёте на доллары недорогая. К примеру, за «Биг Мак» придётся отдать $2,44. В США – $5,74. А средняя стоимость килограмма продуктов составит от 25 центов до нескольких долларов: 

  • Картошка – $0,33;

  • Яблоки – $0,88;

  • Помидоры – $1,22;

  • Куриные окорочка – $1,11;

  • Говяжий фарш – $1,47;

  • Свинина – $3,17;

  • Рис – $0,45;

  • Мука – $0,48; 

  • Макароны – $0,5;

  • Сахар – $0,35. 

Фондовый рынок Аргентины

Основная торговая площадка страны – Фондовая биржа Буэнос-Айреса. Это старейшая биржа Латинской Америки. Основана в 1854 году. 

Главный индекс — Merval — отражает динамику портфеля крупнейших аргентинских публичных компаний. Ещё один хорошо известный индекс — BURCAP — включает в себя те же компании, что и MERVAL, но взвешены они по рыночной капитализации.

«Страна девяти дефолтов»: как Аргентина балансирует между социализмом и капитализмом 
Оцените статью
Финансовый эксперт
Adblock
detector