Сможет ли мир обойтись без огромных запасов российского сырья?

Сможет ли мир обойтись без огромных запасов российского сырья?

Высокие цены сохранятся и после текущего конфликта

В 1866 году русский писатель Николай Некрасов начал публиковать поэму "Кому на Руси жить хорошо", состоящую из четырех частей и описывающую, как отмена крепостного права, принятая за несколько лет до этого, не смогла обогатить большинство крестьян.

Полтора века спустя его стихи являются притчей об отчуждении России — и его вероятных последствиях. Сокрушение 11-й по величине экономики мира, сопоставимой по размерам с Австралией, не обязательно должно привести к глобальному хаосу. Но со времен Некрасова, а также после распада Советского Союза, цепи взаимной зависимости, связывающые Россию с мировой экономикой, укрепились и стали сложнее. Россия занимает соответственно первое, второе и третье места среди мировых экспортеров природного газа, нефти и угля. Европа получает большую часть энергии от своего восточного соседа. На Россию также приходится половина американского импорта урана. Она поставляет десятую часть мирового объема алюминия и меди, а также пятую часть никеля для аккумуляторов. Еще больше она доминирует в производстве драгоценных металлов, таких как палладий, играющих ключевую роль в автомобильной и электронной промышленности. Страна также является важнейшим источником пшеницы и удобрений.

До сих пор экспорт сырья не подвергался тем всеобъемлющим ограничениям, которые Запад накладывал на другие отрасли. Америка объявила об эмбарго на российскую нефть 8 марта, но сама она ее покупает не так много; Великобритания в свою очередь планирует постепенно прекратить закупки в этом году. Однако сама вероятность того, что Запад в своих мерах может пойти дальше, потрясла сырьевые рынки. После того, как 6 марта госсекретарь США Энтони Блинкен заявил, что Америка обсуждает с союзниками возможность введения общего запрета, цена на нефть марки Brent взлетела до $139 за баррель, вдвое превысив цену 1 декабря, хотя к 10 марта она снова упала до $113. Резкие колебания цен наблюдались и в газовой отрасли: 8 марта контракты, привязанные к европейской оптовой цене на газ, подскочили на треть до €285 ($316) за МВт/ч (что в 18 раз выше уровня годичной давности) в связи с угрозой ответных мер со стороны России. В тот же день Лондонская биржа металлов (LME) приостановила торги никелем всего во второй раз за свою 145-летнюю историю после того, как цена на этот металл вдвое превысила предыдущий рекорд. На этой неделе цены на другие металлы достигли или приблизились к историческим максимумам.

Потрясение такой глубины и масштаба не имеет прецедентов. Индекс основных сырьевых товаров, составляемый Thomson Reuters, в трехмесячном исчислении вырос больше, чем за любой период с 1973 года. За неделю, закончившуюся 4 марта, он продемонстрировал самый большой рост, по крайней мере, с 1956 года. За пределами торговых площадок истерия пока не видна. Вряд ли спокойствие продлится долго. "Сейчас цены — это отпечатки на экране. Через четыре недели они станут реальностью", — считает один из участников торгов. Если напряженность будет нарастать и дальше, возможно, придется вводить ограничения на энергоносители и металлы. Частным фирмам и простым людям придется мучительно перестраиваться. Богатый мир захлебнется. Бедные страны могут разориться. В конце концов, Россия может пошатнуться — но не раньше, чем разорванная цепь с огромной силой обрушится на весь остальной мир.

Рынки сырья паникуют по двум причинам. Во-первых, многие из них находились в напряжении по причине высокого спроса еще до начала военных действий. Активное восстановление экономики после масштабных изоляционных мер подогрело аппетит к энергоносителям и металлам, в результате чего запасы упали до рекордно низких уровней. Предложение, которое легко сокращается, но требует больше времени для наращивания, не поспело за спросом — утверждает Джованни Серио из Vitol, крупной компании, торгующей нефтью. Многие объекты "среднего звена", которые были закрыты во время пандемии — такие как нефтеперерабатывающие заводы — остались не у дел, что привело к образованию слабых звеньев в цепочках поставок.

Сможет ли мир обойтись без огромных запасов российского сырья?

Второй причиной для беспокойства является сокращение поставок, что стало главной проблемой после начала военных действий на Украине. Часть российской нефти все еще поступает: миллионы баррелей в настоящее время пересекают Атлантический океан. Но большая ее часть была куплена и оплачена две недели назад или раньше. Более свежие поставки нефти марки Urals, которую добывает Россия, больше не продвигаются, несмотря на 25%-ные скидки в цене. Западные компании, не желая остаться с грузом, который они не смогут продать, стараются предугадать возможные санкции. Многие также опасаются обратной реакции общества: 8 марта компания Shell заявила, что прекратит закупки российской нефти после нескольких дней негативного освещения в прессе покупки марки Urals.

Особенно проблематичным является отсутствие финансирования. Большинство иностранных банков, в их числе даже китайские, прекратили выдавать аккредитивы для российских сделок. После последних десяти лет, в течение которых банки платили крупные штрафы за нарушение санкций против Ирана и других изгоев, они больше не хотят рисковать. Все чаще это касается и крупных сырьевых компаний, таких как Glencore, которые не так давно еще имели дело с самодержцами — все под предлогом обеспечения планеты энергией (и получения прибыли). Многие из них опасаются лишиться банковского финансирования — своего спасательного круга — если они продолжат работать с Россией.

Не менее важны проблемы в сфере логистики. Не имея возможности получить страховку, иностранные суда избегают Черного моря. На прошлой неделе Maersk и MSC, на долю которых приходится треть контейнерных перевозок в России, покинули страну. Великобритания запретила российским судам заходить в свои порты; ЕС рассматривает возможность принятия аналогичных мер. Франция перехватила российские суда со сталью и соей, направляющиеся в другие страны.

Простаивающие грузы и неустойчивые цены оказывают давление на физическую и финансовую инфраструктуру торговли сырьевыми товарами. Некоторые европейские порты сильно перегружены. Опрометчивые торговцы сталкиваются с серьёзными маржин-коллами. 7 марта крупный кредитор — Китайский строительный банк — просрочил платеж на Лондонской бирже металлов (с тех пор он его все-таки произвел). Цены на мазут после вторжения выросли на треть, что ограничивает судоходство по всему миру.

В случае введения Западом полноценного нефтяного эмбарго все это покажется лишь забавой. В обычные годы Россия экспортирует 7-8 млн баррелей в день, половина из которых поставляется в ЕС. Теоретически Китай может покупать у России больше, ограничивая другие поставки. Но по оценкам консалтинговой компании Rystad Energy, российские трубопроводы могут перенаправить только 500 000 баррелей в сутки из Европы в Азию, а железнодорожные перевозки добавят еще 200 000 баррелей в сутки. Перевозка российской нефти в Европу занимает 5-10 дней, а в Азию — 45. Перенаправление потоков станет еще сложнее, если "вторичные" санкции будут направлены против незападных фирм. Учитывая, что западные платежные системы станут недоступны, торговцы будут вынуждены прибегнуть к неуклюжему бартерному обмену. Для внедрения более совершенных альтернатив, используемых Китаем или другими странами, могут потребоваться годы.

Это означает, что значительная часть поставок нефти из России может уйти с рынка. Возможно, это затронет и другие сырьевые товары. Россия пообещала ответить на полномасштабное нефтяное эмбарго сокращением экспорта газа на Запад. Ограничения на продажу угля также будут болезненными и осложнят усилия Европы по отказу от газа. Поскольку качество собственных поставок ухудшилось, доля импорта угля из России за последние десять лет удвоилась и достигла 80%. Как с газом, так и с углем, большая часть российских поставок просто не попадет на рынок. Ее газохранилища почти заполнены. У нее нет достаточно большого флота для перевозки угля в Азию, где он пользуется наибольшим спросом (в Европу уголь отправляется по железной дороге).

Вызывайте картель

Главный вопрос заключается в том, сможет ли увеличение поставок из других стран смягчить такие потери. Начнем с нефти. Америка уже запланировала увеличение добычи нефти на 1 млн баррелей в сутки. Запад также может оказать давление на членов Организации стран-экспортеров нефти (OPEC), чтобы они увеличили поставки, что может дать еще 2 млн баррелей в сутки. Снятие санкций с Ирана может добавить еще 1 млн баррелей в день. Поможет и использование аварийных запасов. На прошлой неделе Америка и другие крупные страны-потребители нефти согласились высвободить 60 млн баррелей из своих запасов. Были сделаны намеки на то, что они могут выпустить и больше.

Все это может увеличить мировое предложение на 3-4 млн баррелей — это много, но, возможно, недостаточно. К тому же дополнительные поставки будут идти слишком долго. Члены OPEC не могут быстро наращивать добычу, потому что они годами не инвестировали в новые месторождения. Возобновление работы американских сланцевых скважин займет шесть месяцев, а доставка нефти из них — еще шесть. В промежуточный период цены останутся мучительно высокими. Возникнут и другие проблемы. Переоборудовать нефтеперерабатывающие заводы, предназначенные для перегонки нефти марки Urals с высоким содержанием серы, очень сложно. В Ливане только что закончилось дизельное топливо не из-за отсутствия нефти, а из-за нехватки мощностей для переработки нефти других сортов.

Поиск новых поставок газа — большая проблема для Европы. С наступлением весны континенту потребуется меньше газа и пополнение запасов после зимы может быть отложено до осени. Тем временем Европа может начать импортировать больше сжиженного природного газа из Америки, хотя это потребует от Европы увеличения мощностей по "регазификации" (преобразованию сжиженного газа обратно в газообразное состояние). Можно отложить запланированное на лето техническое обслуживание норвежских буровых установок, чтобы они продолжали добычу. Азербайджан может поставлять больше газа в Европу. В целом, по мнению Rystad, такие меры могут заменить около 60% российского импорта. Серьезные усилия, но все же их недостаточно.

Таким образом, восстановление баланса рынка представляется невозможным без принудительного сокращения спроса. Наименее жестоким способом добиться этого была бы политика, направленная на ограничение потребления, например, ограничение отопления зданий или нормирование электроэнергии для промышленного использования. Более вероятно, что рынок приспособится к росту цен трудным путем, через то, что экономисты называют "разрушением спроса": самопроизвольное сокращение. Г-н Серио из Vitol говорит, что скачок цен на нефть до 200 долларов за баррель может вызвать "добровольное" сокращение спроса на 2 млн баррелей в день, а еще 2 млн баррелей в день не будут потреблены из-за сокращения доходов. 9 марта компания Rystad заявила, что цены могут достичь $240 за баррель этим летом, если к американскому эмбарго присоединится больше стран.

Такой энергетический ад нанесет огромный ущерб как предприятиям, так и простым людям. Снижение спроса на металлы лишь усугубит ситуацию. Нехватка алюминия может помешать производству всего — от автомобилей до консервных банок. Нехватка никеля может остановить производство электромобилей.

Все это, несомненно, ударит по экономике богатых стран. Банк JPMorgan Chase уже ожидает, что в 2022 году рост мировой экономики окажется на 0,8 процентных пункта меньше, чем прогнозировалось за неделю до вторжения, в то как Еврозона пострадает на 2,1 процентных пункта.

Сможет ли мир обойтись без огромных запасов российского сырья?

Для более бедных стран непосредственной угрозой является резкий рост дефицита платежных средств. Анализ журнала The Economist показывает, что, при прочих равных условиях, удержание цены на нефть на уровне 150 долларов за баррель в течение года приведет к снижению баланса по текущим счетам 37 стран-импортеров нефти в среднем на 2,3 процентных пункта. Это ударит по странам, уже находящимся в тяжелом положении, таким как Пакистан и Турция (см. график 2). В Китае профицит текущего счета снизится на один процентный пункт. Даже такие крупные экспортеры сырья, как Чили, могут пострадать, поскольку металлы подорожали не так сильно. Страны-экспортеры нефти выиграют, но все равно столкнутся с проблемами, такими как рост курса валют, который утяжеляет не-энергетический экспорт.

Высокие цены, скорее всего, сохранятся и после отмены санкций. Россия, которую на Западе теперь считают неблаговидным и рискованным торговым партнером, останется на периферии — считает Том Прайс из банка Liberum. Пока ее рынки капитала и экспортная выручка пытаются восстановиться, инвестиции в производство сырьевых товаров будут сокращаться. Вместе с потерей навыков и активов это приведет к сокращению производственных мощностей. После 2022 года повышение процентных ставок и замедление темпов роста мировой экономики может привести к окончательному охлаждению рынка — по непомерно высокой цене. В 1876 году Некрасов начал писать заключительную, самую веселую часть своей поэмы, назвав ее "Пир на весь мир". Счастливый конец так и не наступил: глава осталась незаконченной.

Оцените статью
Финансовый эксперт
Adblock
detector