Что может сделать Россия, чтобы продать ненужную ей нефть?

Что может сделать Россия, чтобы продать ненужную ей нефть?

22 февраля, за два дня до вторжения России в Украину, немецкое судно с 33 000 тоннами нефти покинуло российский порт Приморск. Когда 3 марта оно прибыло в британский нефтяной терминал, его приняли без особой радости. Некоторые рабочие отказались разгружать его, когда узнали, откуда он прибыл. Аналогичные бойкоты возникли и в других местах. По оценке компании Kayrros, занимающейся сбором данных, объем нефти "на воде" вырос почти на 13% за две недели после вторжения. Это произошло в значительной степени из-за того, что недоставленным российским грузам искали новых покупателей. Также возросло количество судов перенаправленных обратно в Россию.

Большая часть нефти, отправленной из России в последние недели, была куплена и оплачена до начала войны. Теперь нефти из страны отправляют значительно меньше. Опасения по поводу санкций заставили многих покупателей приостановить закупки. 24 марта объем российского морского экспорта нефти составил 2,3 млн баррелей в сутки, что почти на 2 млн ниже уровня от 1 марта, по данным компании Kpler. Поскольку эти баррели не могут быть проданы, цена на нефть марки Brent приближается к $115. Тем не менее, для стран, готовых рисковать и пробиваться через новые логистические трудности, российская нефть может показаться выгодной сделкой.

Частичное эмбарго России перекликается с блокадой Ирана в 2010-х годах, в результате которой Исламская Республика создала непревзойденную схему контрабанды нефти. В мае 2018 года Америка ввела санкции для "максимального давления", с целью полного прекращения экспорта иранской нефти. Это почти удалось: к октябрю 2019 года экспорт упал в среднем до 260 000 баррелей в сутки с 2,3 млн баррелей до введения санкций. Однако, с тех пор он немного возобновился, составив в среднем 850 000 баррелей в сутки за три месяца до февраля 2022 года.

 

Что может сделать Россия, чтобы продать ненужную ей нефть?

Ирану удается продавать нефть по двум каналам. Первый — это разрешенные, но ограниченные продажи. При введении санкций Америка предоставила исключение лишь восьми странам-импортерам. Однако есть большая загвоздка: продажи должны производиться в валюте покупателей и храниться на депозитном счете в местных банках, либо тратиться на товары местного производства. Для Ирана это большая проблема. В декабре они были вынуждены принять чай из Шри-Ланки в качестве оплаты долга за нефть на сумму 251 млн. долл.

Чтобы обойти ограничения, Иран контрабандой перевозит огромное количество нефти через другие каналы сбыта. Иранские танкеры отправляются к врагам Америки, например в Венесуэлу, с выключенными транспондерами. Некоторые перекрашены, чтобы скрыть их происхождение. Другие доставляют груз ночью на плавающие под другим флагом судна. Нефть также перевозится контрабандистами по суше, говорит Джулия Фридлендер — бывший сотрудник разведки, ныне работающий в Атлантическом совете, с аналитическим центром в Вашингтоне. Нефтью обмениваются с Китаем, Турцией и Объединенными Арабскими Эмиратами на золото, пестициды и даже жилищные проекты в Тегеране. Торговцы в Дубае, где проживает полмиллиона иранцев, смешивают сырую нефть из Исламской Республики с аналогичными сортами, которые затем переименовывают в кувейтскую нефть.

Россия вряд ли будет брать пример с Ирана, главным образом потому, что пока в этом нет необходимости. На Иран наложены вторичные санкции, которые угрожают огромными штрафами банкам третьих стран, если они помогают обходить санкции. Это делает открытую покупку иранской нефти слишком рискованной. Россия же сталкивается с более слабым эмбарго. Только Америка, которая изначально закупала не так много, полностью запретила покупку российской нефти. 25 марта Германия заявила, что сократит свои закупки вдвое, но пока непонятно когда именно. Продажи по трубопроводам, которые менее заметны, все еще продолжаются. Они составляют примерно пятую часть всего российского экспорта сырой нефти. Вторичных санкций введено не было.

Что может сделать Россия, чтобы продать ненужную ей нефть?

Морской экспорт сократился, так как крупные энергетические компании опасаются негативной реакции общественности. Они также сталкиваются с логистическими проблемами: банки сокращают выдачу кредитов, судовладельцы борются за получение страховки, растут транспортные расходы. И каждый раз, когда санкции ужесточаются, сообщает Антония Цинова из юридической фирмы Holland & Knight, сотрудники должны изучить сотни страниц юридической литературы, что делает многие российские сделки едва ли стоящими хлопот. В результате нефть марки Urals, которую добывает Россия, в настоящее время продается около 31 доллара за баррель со скидкой. Трейдеры ожидают, что разрыв достигнет 40 долларов в течение недели.

 

Две крупные страны, которые не присоединились к санкциям Запада — Индия и Китай — понимают, что это время для заключения выгодной сделки. Индия, безусловно, использует эту возможность. Ожидается, что загрузка российских судов, в марте вырастет до 230 000 баррелей в сутки, по сравнению с нулем за предыдущие три месяца. Однако Индия вряд ли купит много, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. Почти половина их импорта поступает с Ближнего Востока, а доставка из стран Персидского залива намного дешевле, чем доставка из России.

Также, оплата не может быть произведена в долларах, что вынуждает Индию экспериментировать с механизмом рубль-рупия.

Ади Имсирович, бывший глава "Газпрома", занимающийся торговлей нефтью, а ныне работающий в Оксфордском институте энергетических исследований, считает, что Индия способна купить не более 10 млн баррелей в месяц.

Это не много, учитывая, что, по прогнозам Международного энергетического агентства, официального прогнозиста, объем нежелательной нефти в России в апреле достигнет 3 млн баррелей в сутки.

Таким образом, только Китай может спасти Россию. Она импортирует в общей сложности около 10,5 млн баррелей в сутки (11% суточной мировой добычи).

Г-н Имсирович считает, что Китай может увеличить свои закупки до 12 млн баррелей в сутки. Это позволило бы ему купить у России нефть на 60 млн. долларов в относительно короткие сроки. Этому способствует еще то, что в Китае много пустых складов.

Но пока этого не произошло. Даже для Китая транспортировка нефти из России стала затруднительна. Отгрузка из России в Европу обычно занимает три-четыре дня, в Азию — 40 дней. Нефть должна загружаться в большие танкеры, что является медленным и дорогостоящим процессом. Китайские банки неохотно выдают кредиты.

Оплата — это еще одна проблема. Финансисты в Гонконге, имеющие доступ к долларам, в прошлом помогали Северной Корее получать твердую валюту. Но российские энергетические сделки слишком крупные, чтобы их можно было спрятать в финансовой системе, говорит юрист по вопросам торговли. И его главный регулирующий орган не будет закрывать глаза на такие сделки, чтобы они не привели к тому, что Америка приостановит возможность Гонконга проводить местную конвертацию долларов, что является центральной привилегией его экономики.

Одним из вариантов решения проблемы является использование Россией счетов в китайских банках для получения платежей в юанях. Затем эти счета можно использовать для финансирования импорта товаров первой необходимости, избегая трансграничного аспекта учета торговли.

Китай, возможно, также выжидает время. Даже с учетом дополнительных затрат, покупка российской нефти сэкономит много денег. Китайские трейдеры знают, когда сделка выгодна: во время covid -2020 цена на нефть приблизилась к однозначным цифрам и ее закупили в огромном количестве. По мере ослабления торговых позиций России, цена на нефть марки Urals будет снижаться. Как и закупки Китая.

Такой шаг будет нелегко изменить. Большинство нефтеперерабатывающих заводов настроены на переработку определенных видов сырой нефти. Это означает, что переход с высокосернистой Urals на, скажем, Super Light Саудовской Аравии, потребует много времени и денег. Это, в свою очередь, предполагает, что продвижение российской нефти в Азию может изменить глобальный рынок. Большая часть нефти Северного моря, как правило, идет на восток; большая ее часть теперь может остаться в Европе. Европа, вероятно, также будет больше покупать в Западной Африке и Америке и увеличит импорт богатых серой сортов из стран Персидского залива. Остальному миру, включая Азию, придется довольствоваться тем, что не покупает Европа. Нефть с месторождения Тупи в Бразилии уже торгуется с наценкой в два раза выше, чем раньше.

Результатом фрагментированной системы торговли нефтью станет более высокая цена для импортеров. До войны нефть, как правило, беспрепятственно поступала с месторождений в топливные резервуары, которым она была необходима. Теперь, как говорит Бен Лакок из торговой фирмы Trafigura, эта настроенная система нарушена. 

Оцените статью
Финансовый эксперт
Adblock
detector